Брайдер Юрий Михайлович, Чадович Николай Трофимович. Учебный полет






Издательство "Эридан", Минск, 1994
OCR & SpellCheck: Zmiy (zpdd@chat.ru), 29 августа 2001
--------------------------------------------------------:)


Издательство "Эридан", Минск, 1994


Их маршрут пролегал ниже экваториальной плоскости Солнечной системы, в пространствах пустынных и безопасных, где не встретишь ни шального астероида, ни бродячей кометы, ни метеоритного потока. Под стать маршруту было и полетное задание - банальный полуэллипс до условной точки, расположенной где-то за орбитой Сатурна, потом разворот - и обратно - вдогонку за успевшей далеко убежать Землей. Скука и рутина, но ничего не поделаешь - надо зарабатывать летные часы, необходимые для получения удостоверений штурманов-пилотов Дальнего Космического флота.
Петя изнывал от скуки и не скрывал этого. Все свободное от вахты время он спал, решал этюды из сборника "Новые шахматные идеи" и надоедал Сергею предложением сыграть блиц-турнир, от чего тот неизменно отказывался, потому что не любил заведомо безнадежных предприятий. В космос Петя попал совершенно случайно. Все шло к тому, что он будет специализироваться в архивоведении, но узнав, что Сергей выбрал внеземную экологию, Петя в последний момент последовал его примеру. Зато Сергею полет доставлял истинное удовольствие. Он мог часами созерцать жемчужную вуаль Млечного Пути и золотую корону солнца, кипящий багровыми вихрями диск Юпитера и стреляющие расплавленной серой вулканы Ио. В этом черном безмерном море, среди ледяной пустоты, где почти все сущее лежит за пределами нашего восприятия и где ежесекундно рождаются и гибнут десятки светил, все совершения рода человеческого казались такими же бесцельными и жалкими, как толкотня инфузорий в теплой луже. Здесь как-то само собой забывались печали и горести. Что могла значить переэкзаменовка по квантовой механике на фоне взрывающейся в собственное нутро нейтронной звезды, какой мелочью казалась неразделенная любовь по сравнению со столкновением галактик...
... На двадцать первые сутки полета, когда дежурство Сергея уже подходило к концу, внешние датчики засекли работу неизвестного радара. Узкий луч радиоимпульсов, нащупавший ракету, продолжал сопровождать ее, хотя в точке пространства, из которого он должен был исходить, совершенно ничего не было. Сергей разбудил Петю, и весь остаток вахты они провели, строя бесплодные догадки. Уже решено было обратиться за консультацией к станции слежения на Земле, когда всего в нескольких километрах от них внезапно появилась огромная глыба неправильной формы - не то астероид, превращенный в ракету, не то ракета, старательно замаскированная под астероид. Пришелец возник буквально из ничего, из пустого места, и в тот же момент все, что до этого окружало Сергея и Петю - планеты, звезды, диффузные туманности, далекие галактики и даже сама черная пустота космоса - разом исчезли. Смолк треск радиопомех, пиликанье наземных станций и шорох солнечного ветра. Они оказались в центре глухой, сумрачно-серой сферы, не пропускавшей внутрь ни свет, ни излучение.
Гигант приближался, не реагируя на сигналы общегалактического кода. Его размер и форма не имели ничего общего ни с межзвездными кораблями алетян, ни с космическими истребителями дружественной Гарпиды. Мрачные предчувствия овладели Сергеем. Уже давно, по случайно оброненным инопланетными гостями фразам и по частично расшифрованным лазерограммам, земляне догадывались, что не все в Дальнем космосе обстоит гладко, что есть какие-то причины, заставляющие гарпидянцев оснащать свои корабли странным оружием, а алетян вести свою мирную экспансию только в одном направлении - к периферии галактической спирали. Но с землянами на эти темы не говорили - так обычно взрослые стараются не посвящать в свои невеселые заботы детей.
Среди скал, трещин и кратеров, сплошь покрывавших поверхность пришельца, Сергей заметил ровную квадратную площадку, на которой горели посадочные знаки - точно такие же, как на учебном космодроме, который они покинули три недели назад.
- Звала кошка мышку в гости... - пробормотал Сергей.
- А ты их шугани стартовыми двигателями, - посоветовал Петя.
- Они тебя шуганут... Делать нечего, будем садиться.
На малой тяге он выполнил маневр ориентации и выключил двигатель. Инерция сделала остальное. Площадка, на которую они опустились, сразу же плавно пошла вниз. На огромном лифте земляне провалились в недра чужого космического корабля, неизвестно с какой целью подкравшегося к их родной планете.
... Помещение, в котором они оказались, имело огромные размеры и было освещено тусклым синим светом.
Их встречали.
Странная коротенькая фигура, облаченная во что-то черное, торжественное и нелепое, молча стояла перед выходным шлюзом. Нечеловеческие, жуткие, испещренные кровяными прожилками круглые глаза в упор смотрели на людей. Молчание затягивалось, и Сергей, наконец, не выдержал:
- Здравствуйте, - сказал он. - Очень, знаете ли, рады...
На левом глазу карлика дернулось воспаленное, лишенное ресниц веко. Ладонью он зажал какое-то отверстие на своем лице - не то рот, не то ноздрю - и, быстро-быстро перебирая пальцами, монотонно и гнусаво продудел:
- Покорнейше прошу прощения. Ожидал, чтобы вы заговорили первыми. Мне известно примерно сорок тысяч языков, в том числе не меньше десятка земных, но общение - вещь весьма деликатная. Особенно начальный этап. Всегда можно попасть в глупое положение. Представляете, что бы вы могли подумать, обратись я к вам на языке ушастиков с Хеллы, - карлик оттянул огромные складки кожи на своих щеках и они затрепетали, как флаги на сильном ветре. - А на языке запахов, которым пользуются аборигены Фалькрума, та же самая фраза выглядела бы вот так...
Ужасное зловоние, подобное тому, что издает испуганный скунс, ударило Сергею и Пете в нос и через целую гамму не знакомых, но сильных запахов, перешло в аромат цветущей сирени.
- Хватит! - простонал Сергей, зажимая нос. - Мы не сомневаемся в ваших лингвистических способностях. Лучше объясните, чем мы обязаны этой встрече?
- Вы находитесь на корабле Свободной Федерации Центральногалактических светил. Наша цель - установить контакт с землянами. Вы будете приняты специальным посланником Федерации. Он принадлежит к одному из древнейших народов Галактики. В свое время его предки первыми зажгли факел знания, законности и свободы! Моя родная планета была освобождена и цивилизована уже очень давно. С тех пор мы верные слуги федерации! - Заискивающее бормотание карлика странным образом не вязалось с его ледяным, пронизывающим взглядом. - При особе посланника я состою личным секретарем-переводчиком. Прошу вас пройти со мной! - Он кивнул в сторону стоящего чуть впереди Сергея.
- Нет, мы только вдвоем!
- Размеры кабинета посланника не позволят принять вас одновременно. Ваш друг может подождать своей очереди здесь.
Посланник был худ, бледен и сухопар. Голова его, криво торчащая из пышных складчатых одежд, напоминала замшелый валун. На вид ему было лет сто, а может, и тысяча. По пути сюда секретарь успел шепнуть Сергею, что народ посланника в процессе эволюции ушел так далеко вперед, что не нуждается уже ни в пище, ни в дыхании.
При виде Сергея посланник выпучил глаза, широко разинул беззубый рот и дико вскрикнул, словно ему прищемило дверью палец.
- От лица всех свободных народов федерации я приветствую представителя планеты Земля, - без всякого выражения перевел секретарь.
Посланник зашатался, уронил голову на грудь и протяжно застонал.
- Благодарю вас за согласие участвовать в переговорах, - прогундосил секретарь.
- Каких переговоров? Какое согласие? - взволновался Сергей. - Никакого согласия я не давал. У меня нет на это никаких полномочий.
Посланник затрясся и истошно завизжал. Можно было подумать, что его распиливают ржавой пилой. Секретарь бесстрастно переводил:
- Все существующие на свете полномочия - блеф. Мне вполне достаточно того, что вы являетесь жителем этой планеты и согласны вести переговоры. А если это понадобится, будут и полномочия. Когда Земля станет членом федерации, само собой.
- А если я не дам согласия?
- Мы будем вести переговоры с вашим другом. Или найдем еще кого-нибудь. Желающие найдутся. После подписания договора и завершения всех других формальностей вы будете объявлены императором, пожизненным президентом и верховным главнокомандующим Земли и всех подчиненных Земле миров.
- Хотелось бы знать, какие цели преследует ваша федерация: космические, военные, торговые?
- Нравственные. Исключительно нравственные! Мы единственные защитники свободы в этой части Галактики. Могу объяснить поподробнее. На Земле, насколько мне известно, существуют различные нации, не так ли?
- Так.
- Следовательно - и государства?
- Да. Хотя идет процесс...
- Вот именно. Мы успели вовремя. Идет процесс поглощения одних государств другими, процесс дестабилизации национальных структур и развал привычных международных отношений.
- Я бы так не сказал...
- Поверьте, я знаю лучше. Прикрываясь демагогическими лозунгами о равноправии и единстве, сильные пожирают слабых. Мы положим этому конец.
- Каким образом?
- Земля вступит в федерацию. После этого будут немедленно восстановлены все государственные, расовые и этнические границы. Любого, кто посягнет на принципы национальной или личной свободы, мы сумеем призвать к ответу.
- Боюсь, это может не понравиться землянам. Мы привыкли сами решать свои проблемы.
- Для поддержания порядка и умиротворения недовольных на Землю будет высажен отряд мрызлов. Это на редкость умелые, дисциплинированные и бесстрашные бойцы. Правда разместить их придется в каком-нибудь изолированном месте - на острове или в пустыне. Продукты их жизнедеятельности - фосген, синильная кислота и аммонал - могут представлять для вас некоторые неудобства.
- А чем они питаются?
- Да чем угодно. В пустынях - песком, в горах - камнями, в лесу - деревьями...
- В городах - людьми, - подсказал Сергей.
- Ни в коем случае. На все действующие головы мрызлов будут одеты специальные фильтры, не позволяющие им глотать людей. Эффективность фильтров достигает девяносто двух процентов.
- Так у них несколько голов?
- Рядовой мрызл имеет три головы. Полный генерал - четырнадцать. Все остальные - в этом промежутке.
- Может, у них и хвосты имеются? - подозрительно спросил Сергей.
- Как правило, тяжеловооруженные мрызлы имеют хвост-лафет. Кстати сказать, они способны существовать и вести боевые действия в любой среде, включая космическое пространство.
- Если вы так сильны, зачем вам вообще нужен этот договор?
- К сожалению, не все в Галактике одобряют нашу благородную деятельность. Некоторые умственно ограниченные существа, в том числе и известные вам гарпидянцы, только и ищут повод для конфликта. А если все будет сделано на законном основании, они не посмеют вмешаться. Эти пожиратели грязи, как ни странно, еще уважают законы.
- Чем будет обязана Земля за... гм, столь трогательную заботу о ней?
- Этот вопрос мы обсудим позднее, когда будет подписан основной договор.
- Могу я подумать до утра?
- Это ваше право, - душераздирающие вопли посла уже давно умолкли и он уснул, сидя за столом, а секретарь все еще бубнил и бубнил: - Обдумайте ваши предложения. И не забудьте пригласить для беседы вашего друга.
... Петя вернулся в ракету часа через два, молча расставил на доске шахматные фигуры, но играть не стал, а только задумчиво поглаживал белого короля.
- С чем тебя поздравить? - ехидно спросил Сергей. - Может, ты уже император всей Солнечной системы?
- А что? - огрызнулся Петька, что было совсем на него не похоже. - Они же благородные существа. Носители свободы!
- Послушайте, Ваше Величество! Ты у нас, конечно, великий шахматный стратег, но в жизни разбираешься весьма слабо. Не больше, чем любая из этих пешек. Свободу не носят, за нее сражаются. Наши деды и прадеды за нее умирали. Дурак, какая тебе еще свобода нужна? Разве ты не понимаешь, что они хотят захватить Землю? "Разделяй и властвуй!" Ты хоть слышал о таком лозунге?
- Хорошо, что ты про все слышал!
- Ну вот что! - сказал Сергей, надвигаясь на друга. - Если ты завтра не возьмешь свои обещания обратно, я из тебя, грубо говоря, душу вытряхну. Будешь делать только то, что я скажу. И старайся меньше общаться с секретарем. Из них двоих он наиболее опасен. Посланник - тот давно впал в маразм, а этот регенерат, подлая душонка, на все способен. Понял? А теперь ложись спать и постарайся хорошо выспаться.
Никакого определенного плана у Сергея не было, но в ситуации, когда надеяться на постороннюю помощь не приходилось, и все зависело только от него самого, он мог развернуть бурную, и не всегда бесполезную деятельность.
Первым делом Сергей ознакомился с каталогом библиотечного компьютера, который в объеме с наперсток хранил по крайней мере половину того, что было написано людьми за всю их долгую историю. Однако информация о драконах, василисках и огнедышащих змеях (Сергей решил, что это кого-то из них имел в виду посланник, когда говорил о мрызлах) была крайне скудной и противоречивой. Большинство авторов сходилось на том, что они свирепы, беспощадны, аморальны, умственно ограничены, неравнодушны к золоту, женщинам, временами способны на благородные поступки (кое-где на них даже пахали) и всегда с удовольствием дают победить себя положительному герою. Затем Сергей просмотрел все, что касалось военной стороны вопроса: историю войн и военного искусства, воинские уставы всех времен, мемуары великих полководцев и солдатский фольклор разных народов.
... Распевая "Соловей, соловей, пташечка... ", он разбудил Петьку.
- Подъем! - краткие мужественные слова команд так и выскакивали из Сергея. - Выходить строиться! Форма одежды - скафандр высшей защиты! На инструктаж - шагом марш!
Петька, не знавший, что такое "инструктаж", не на шутку испугался.
- Возьмешь с собой мешок и пару огнетушителей, - продолжал Сергей. - Находясь в безопасном месте, будешь вести визуальное наблюдение. В дальнейшем действуй исходя из обстановки.
В громадном зале, по-прежнему скупо освещенном синеватым больничным светом, их уже поджидал секретарь.
- Осмелюсь доложить, я согласен на все ваши условия! - проорал Сергей, молодцевато отдавая честь. - Прошу разрешения провести строевой смотр и оперативно-тактические учения экспедиционных войск.
- Во время полета мрызлы получают недостаточное питание, - с сомнением сказал секретарь. - Поэтому сейчас они могут быть несколько неуравновешенными... Так что за последствия я не ручаюсь.
Ворота в дальнем конце зала распахнулись, и за ними во мраке сверкнуло несколько пар узких волчьих глаз. Что-то ухнуло и зашипело, словно заработал огнемет. Пол задрожал, и огромный, размером не меньше, чем ракета землян, многоголовый и крылатый дракон выполз из своего стойла. Хвост его, высекая искры, хлестал налево и направо. Капающая с языков слюна горела, как напалм, а сами языки были сплошь покрыты острыми колючками. Треугольные, похожие на противотанковые надолбы клыки могли прокусить десятидюймовую броневую плиту. Свирепо зыркнув по сторонам, дракон встряхнул шипастыми крыльями, и поднятый при этом ветер едва не сбил Сергея с ног. За первым драконом уже лез второй, а тому на хвост наступали сразу двое. Последним появился командир, судя по количеству голов, в звании майора. Его могучую грудь, словно чешуя, покрывали ордена, медали и нашивки за ранения. Вся шкура была покрыта шрамами, ожогами и следами сварки.
Секретарь сказал что-то на незнакомом каркающем языке, и драконы нехотя построились. Всего их было тридцать два.
- Что вы им сказали? - клацая зубами, сказал Сергей. Никогда в жизни ему не было так страшно.
- Я велел им повиноваться вашим командам, как если бы они исходили от меня.
- А они меня поймут?
- Команды поймут. Их же специально готовили для этой экспедиции.
- Сми-ирно! - гаркнул Сергей. - Равнение налево! Поздравляю с прибытием в солнечную систему!
Драконы нестройно зарычали. Понять их было можно так: "Ладно уж, покомандуй, хоть мы и видим, какое ты ничтожество!" Девятиглавый командир выполз вперед и оглушительно рыкнул что-то вроде "Ж-ж-ж-рать!"
- Сытое брюхо к учению глухо! - ответил Сергей, закрыв глаза. - Стать в строй!
Дракон, будто случайно, чихнул, и Сергея с ног до головы обдало ревущее пламя. Неизвестно, чем бы это могло кончиться, если бы не скафандр высшей защиты да вовремя подскочивший с огнетушителем Петька.
Очень скоро выяснилось, что мрызлы не имеют никакого представления о счете, и секретарь, по просьбе Сергея, пронумеровал их негорючей краской. Затем Сергей разжаловал девятиглавого ветерана в рядовые, а на его место назначил какого-то трехглавого замухрышку. Маршировало драконье воинство из рук вон плохо. Конечно же, имея такое количество голов, было трудно иметь представление о левой и правой стороне. К тому же им очень мешали тяжелые и длинные хвосты.
- Левой! Левой! - бодро командовал Сергей. - Выше голову! Тянуть ногу! - Тут он забыл, как подается команда "стой!", и первый ряд драконов с грохотом врезался в стену.
Голодные мрызлы быстро теряли терпение. Уже несколько раз возле самого лица Сергея щелкали могучие челюсти. Однажды его огрели сзади хвостом. Взрыв мог произойти в любую минуту. Необходимо было немедленно дать выход накопившейся ярости.
- На месте стой! Раз, два! Смирно! Вольно! Приступить к учениям. Первые номера нападают, вторые защищаются. Победители получают еду в первую очередь!
Поначалу драконы прыгали и толкались безо всякого энтузиазма, только бывший командир рьяно трепал своего преемника, но вскоре кому-то отдавили лапу, кому-то поцарапали нос, и драка закипела нешуточная. Трещали сталкивающиеся лбы, скрежетали зубы, вверх летели клочья шкуры. Кто-то из атакующих промахнулся и, с разгона пробив стену, ввалился в переплетение кабелей и трубопроводов.
- Надеюсь, вы удовлетворены боевыми качествами мрызлов? - спросил секретарь. - Пока не поздно, их надо остановить.
Из складок своей одежды секретарь вытащил плоский предмет, на котором имелись две кнопки - черная и белая.
- А что это у вас? - притворяясь дурачком, сказал Сергей и выдернул непонятную вещицу из рук секретаря.
- Подождите!.. - крикнул тот, но Сергей уже нажал черную кнопку.
Все драконы моментально успокоились и только очумело трясли головами и недоуменно переглядывались. Сергей, отпихиваясь локтем от секретаря, нажал белую кнопку - и схватка возобновилась с прежней силой.
- Что вы делаете? - чернея лицом, прошипел секретарь. Его странные глаза сверкнули и в упор посмотрели на Сергея. Странная звенящая пустота и смертельный покой сразу же охватили Сергея. Все его члены окостенели. Он видел и слышал все, что происходило вокруг, но его это совсем не интересовало, так же как и своя собственная судьба.
Спас его Петька, во второй раз за день совершивший героический поступок. Подкравшись сзади, он накинул на голову секретарю мешок, и оцепенение прошло, только долго еще тряслись руки и ноги.
Кругом творился уже настоящий ад. Рушились стены. Что-то горело, разбрасывая искры. Экс-майор, зажав под мышкой все три головы своего противника, пытался перекусить ему хребет, но тот, изловчившись, оттяпал ветерану полхвоста. Драконы крушили все подряд и пожирали любой предмет, казавшийся им съедобным. Они отрывали друг у друга хвосты, лапы и головы, которые, впрочем, сразу же регенерировали.
Сергей быстренько завязал горловину мешка и с большим трудом перекинул его за спину. Секретарь, хоть и неудавшийся ростом, был тяжел, как свинцовая отливка.
В шахте лифта, где высоко вверху едва светился тускло-серый квадрат выхода, они застали израненного дракона, который, обхватив лапами ракету, с аппетитом грыз левую дюзу.
Сергей стартовал вслепую, прямо с места дав полный форсаж. Не прошло и минуты, как Петька, внимательно следивший за экраном кругового обзора, схватил его за руку.
- Смотри!
Оболочка гигантского корабля треснула, он начал медленно разваливаться на две части и тут же рассыпался, как упавший с пятого этажа кувшин. Тусклая, однотонная мгла вокруг сразу же исчезла, сменившись бархатно-черным цветом космической бездны.
Драконы, выбравшись из кучи обломков, еще некоторое время сражались друг с другом, но потом, словно подчиняясь какому-то приказу, построились в журавлиный клин и взяли курс к центру Галактики. Вел их девятиглавый. На его средней шее, сгорбившись, восседал посланник. К груди он прижимал портфель, очевидно с дипломатической перепиской.
- Я хочу сделать заявление! - раздалось из мешка. - Являясь гражданином оккупированной планеты, я всегда ненавидел захватчиков и не разделял их идеологии. Поэтому прошу предоставить политическое убежище на Земле. Позор агрессорам!
Да здравствуют земляне - надежда и будущее Галактики!
Брайдер Юрий Михайлович, Чадович Николай Трофимович. Учебный полет